Животный мир
Выберите букву:
а
б
в
г
д
е
ж
з
и
к
л
м
н
о
п
р
с
т
у
ф
х
ц
ч
ш
щ
э
я
На главную О проекте Контакты Партнеры
Если вы обнаружили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter!

Лошадь домашняя

Лошадь домашняя (Equus caballus ferns). Образ жизни тарпана не позволяет делать предположений относительно того, чем он был первоначально, так как лошади дичают легко и быстро. Этот факт убедительно доказывают табуны, населяющие степные области Южной Америки. Бросим же, прежде всего взгляд на них, основываясь на указаниях надежных людей. Циммароны. как называют этих лошадей, живут теперь во всех частях пампасов многочисленными табунами, которые иногда могут состоять из нескольких тысяч голов. Каждый жеребец собирает себе столько кобыл, сколько может, но остается вместе с ними в обществе прочих лошадей табуна. Циммароны причиняют много вреда, так как не только уничтожают хорошие пастбища, но также уводят домашних лошадей. Лошади Южной Америки проводят весь год под открытым небом. Через каждые 8 дней их сгоняют вместе, чтобы они не рассеивались, осматривают их раны, очищают и обмазывают коровьим пометом и время от времени, приблизительно через 3 года, обрезывают жеребцам гриву и хвост. Об улучшении породы никто не думает. Пастбища там плохие, так как почву покрывает единственный вид травы. Когда лошади достигают возраста несколько более 2 или 3 лет, из молодых жеребцов выбирают одного, дают ему молодых кобыл и приучают его пастись вместе с ними в определенной местности. Остальных жеребцов кастрируют и соединяют в особые стада. Все лошади, принадлежащие к одному табуну, никогда не смешиваются с другими и так крепко держатся вместе, что бывает трудно отделить нескольких пасущихся лошадей от остальных. Если нарушают такой порядок, например, когда сгоняют вместе всех лошадей одной фермы, то они тотчас же снова отыскивают друг друга. Жеребец ржанием призывает к себе своих кобыл, мерины отыскивают друг друга, и каждое стадо снова отправляется на свое пастбище. Для 1000 и более лошадей нужно менее четверти часа, чтобы разделиться на группы по 10–30 голов. Чувства этих почти диких животных кажутся более острыми, чем у европейских лошадей. Слух их крайне тонок; ночью они движением ушей показывают, что улавливают самый легкий, для всадника совершенно неслышный шорох. Зрение их, как у всех лошадей, довольно слабое: но благодаря жизни на свободе они приучаются различать предметы на значительном расстоянии. При помощи обоняния они составляют себе понятие об окружающих предметах. Они обнюхивают все, что кажется им незнакомым. С помощью этого чувства они учатся узнавать своего хозяина, упряжь, сарай, в котором их седлают, умеют различать в болотистых местностях трясины и находить в темную ночь или в густой туман дорогу к своему жилищу или пастбищу. Вкус у них развит по-разному: некоторые легко приучаются к конюшенному корму и привыкают есть различные плоды и даже сушеное мясо, другие готовы скорее околеть от голода, чем тронуть иную пищу, кроме обыкновенной травы. Осязание у них очень притуплено уже с молодости благодаря жизни под открытым небом и тому, что их мучают комары и слепни. Надо сказать, однако, что лошади сами часто приносят себе более вреда, нежели самые опасные враги. Ими иногда овладевает сильнейший испуг. Сотни и тысячи их, как бешеные, бросаются в бегство, не останавливаясь ни перед каким препятствием, взбегают на скалы или разбиваются в пропастях. Они внезапно появляются на стоянках путешественников, ночующих в открытой степи, бросаются между огнями через палатки и повозки, наводят панический страх на вьючных животных, срывают их с привязи и увлекают навсегда в своем живом потоке. Что домашние лошади могут дичать еще и в настоящее время, мы узнаем от Пржевальского. Во время своих путешествий по Монголии этот прекрасный наблюдатель видел маленькие табуны одичавших лошадей, которые еще лет за десять до того были домашними: оставленные на произвол судьбы жителями китайской провинции Ганьсу во время дунганских смут, они в течение короткого времени стали настолько пугливыми, что убегали от человека, как настоящие дикие лошади. Лошадь арабская. «Чистокровные лошади, – пишет граф Врангель, – не имеют более благородного представителя, чем чистая арабская лошадь; она стоит на границе между естественными и культурными расами и в качестве благороднейшего животного в мире одинаково приводит в восхищение и естествоиспытателя, и знатока лошадей, и поэта». Древность этой расы, во-первых, вовсе не так велика, как принимают обыкновенно и как охотно готовы уверять арабы. Они придерживаются мнения, что пять самых замечательных семейств их лошадей происходят от пяти кобыл царя Соломона. Но граф Врангель, опираясь на исследования А. Баранскиса. указывает, что лишь в IV веке нашей эры Аммиан Марцеллин упоминает о быстрых лошадях сарацинов: «В VII столетии, во времена Магомета, лошадь всюду употребляется в Аравии и с этого времени становится предметом настоящего культа сынов пустыни». По общепринятым требованиям арабов, благородная лошадь должна соединять в себе пропорциональное сложение, короткие и подвижные уши, тяжелые, но изящные кости, сухую морду, ноздри «такой же ширины, как пасть льва», прекрасные, темные, выпуклые глаза, «по выражению похожие на глаза любящей женщины», несколько изогнутую и длинную шею, широкую грудь и широкий крестец, узкую спину крутые бедра, очень длинные истинные ребра и очень короткие ложные, поджарое тело, длинные голени, «как у страуса», с мускулами, «как у верблюда», черное одноцветное копыто, тонкую и редкую гриву и густой хвост, толстый у корня и тонкий к концу. У арабской лошади должны быть четыре широкие части: лоб, грудь, бедра и сочленения; четыре длинные: шея, верхние части конечностей, брюхо и пах; четыре короткие: крестец, уши, стрелка и хвост. Эти качества доказывают, что лошадь – хорошей породы и быстра на бегу, так как она в таком случае сложением своим похожа на «борзую собаку, голубя и верблюда сразу». Кобыла должна иметь «мужество и ширину головы дикой свиньи, привлекательность, глаза и рот газели, веселость и ум антилопы, плотное сложение и быстроту страуса и хвост короткий, как у гадюки». Породистую лошадь узнают и по другим признакам. Ей нравятся деревья, зелень, тень, проточная вода, притом в такой степени, что при виде этих предметов она ржет. Она не пьет, пока не коснется воды ногой или ртом. Губы ее всегда сжаты, глаза и уши всегда в движении. Свою шею она быстро вытягивает направо и налево, как будто хочет говорить с седоком или просит о чем-нибудь. Далее утверждают, что она никогда не спаривается со своим близким родичем. По нашим понятиям, арабская лошадь очень мала, так как едва достигает 1,5 м высоты, очень редко более. Настоящие неджедские лошади, по В. Г. Пэльгрэву и Винченти, в среднем тоже не превосходят этой величины. Пэльгрэв не видел ни одной, которая достигала бы вышины 1,6 м. Де Вогренан описывает неджедских лошадей даже как очень маленьких и определяет рост их лишь в 1,32–1,43 м. Понятно само собой, что животные такой незначительной величины, хотя и могут спорить с нашими крупными чистокровными лошадьми, но лишь по выносливости, а не по быстроте на бегах. В глазах арабов лошадь – самое благородное из всех созданных животных, и потому она пользуется почти таким же уважением, как знатный человек, и большим, чем обыкновенный смертный. Все арабы полагают, что благородные лошади уже целые тысячелетия сохраняются в одинаковом совершенстве, и потому заботливо следят за разведением своих коней. На жеребцов хорошей породы существует очень большой спрос: владельцы кобыл ездят далеко, чтобы достать для случки таких жеребцов. В вознаграждение за это владелец жеребца получает в подарок известное количество ячменя, овцу и бурдюк молока. Брать деньги считается постыдным; тот, кто захотел бы сделать это. приобрел бы позорное название «продавца любви лошади». Во время беременности с лошадью обращаются очень осторожно, однако на ней не ездят лишь в последние недели. В то время как кобыла жеребится, должны присутствовать свидетели, чтобы удостоверить происхождение жеребенка. Жеребенка воспитывают с особой тщательностью и с юности смотрят на него как на члена семьи. Поэтому-то арабские лошади стали домашними животными, и их можно смело пускать в палатку хозяина или к детям. С 18-го месяца начинается воспитание благородного создания. Сначала ездить на нем пробует мальчик. Он водит лошадь на водопой, на пастбище, чистит ее и вообще заботится о всех ее потребностях. Оба учатся одновременно: мальчик становится наездником, жеребенок – верховым конем. Но никогда молодой араб не заставит доверенного ему жеребенка работать слишком много, никогда не будет требовать от него того, что выше его сил. За каждым движением животного следят, обращаются с ним с любовью и нежностью, но не терпят упрямства и злости. Лишь на третий год надевают на него седло; по окончанию третьего года постепенно приучают напрягать все свои силы. Лишь тогда, когда лошадь достигла седьмого года, ее считают выученной. Арабы различают много семейств лошадей: каждая область, каждое племя хвалится своими. В Аравии, вообще в областях, лежащих между Красным морем и Евфратом, различают, по словам Блента,21 породу или семейство, из них 5 самых знаменитых, которые соединяются вместе под названием «кхамса» и представляют собой породы, произошедшие, как было уже сказано, от пяти кобыл Соломона. Наиболее древняя и благородная называется «кехилан», или, как указывает Нибур, «кохлани». Лошадь английская чистокровная верховая – самый благородный родственник арабской лошади в Европе. Многие знатоки утверждали даже, что различие между этими обеими расами заключается лишь в небольших отклонениях, вызванных измененными условиями жизни, и что, следовательно, в жилах английской чистокровной лошади течет несмешанная восточная кровь. Это утверждение свидетельствует, однако, о недостаточном знакомстве с историей английской лошади, так как родословная этой расы доставляет нам, напротив, неопровержимое доказательство того, что в ней нет ни одной лошади, для которой можно было бы доказать исключительно восточное происхождение как с отцовской, так и с материнской стороны. Драгоценнейшие качества благородной лошади – быстрота, выносливость и энергия – могут быть получены и укреплены лишь путем упражнения на скачках. Как по форме тела, так и по качествам современная чистокровная лошадь во всех отношениях превосходит своих предков: среди них существует большое число прекрасных лошадей, которые достигают вышины 1.75 м и более. Сложение стало пропорциональнее и благороднее, чем у арабского коня. Их вывозят во все страны, населенные европейцами, чтобы облагораживать местные породы лошадей. В 1732 году в Германии был построен конный завод Тракенен. и тем положено начало разумному облагораживанию древней прусской породы, оставленной до того времени без внимания. Путем многократного скрещивания с восточными и особенно с английскими чистокровными лошадьми постепенно получили тракененскую лошадь, прекрасно сложенную, выносливую и вообще хорошую во всех отношениях. Сообразно с особенностями и рабочая сила лошадей бывает различной. В общем можно сказать, что лошадь может нести до 175 кг, следовательно, в среднем около четверти своей массы, но по твердой дороге везет 2500 кг, а ломовики даже 3000–3500 кг, то есть тяжесть, которая в среднем по крайней мере в 4 раза превосходит ее собственную массу. При таких условиях лошадь проходит около 4 км в час, а ненагруженная за то же время шагом – около 5 км; крупные лошади с более легким ходом идут шагом несколько быстрее. Выездные лошади спокойной рысью проходят 1 км в 4–5 минут, рысаки – то же расстояние почти вдвое скорее, самые лучшие рысаки в упряжи на ипподроме могут пробегать 1 км в 1,5–1,6 минуты. Скаковые лошади, которые вместе со всадником и седлом весят немногим более 400 кг, пробегают по ровной дороге в среднем 900 м, иногда даже 1000 м и более, в минуту. Ноша легкой кавалерийской лошади равна 46 кг, не включая сюда веса всадника в 60–70 кг; дневной переезд ее – 22–30 км, усиленный переезд – 50–60 км. При непродолжительных поездках очень хорошие лошади, запряженные в легкий экипаж, могут проходить ежедневно средним счетом не более 70–80 км. В настоящее время домашняя лошадь распространена почти по всему земному шару. Ее нет лишь в самых холодных странах и на некоторых островах, где человек еще не нуждается в ней. Сухие местности она предпочитает влажным болотистым, хотя может есть более грубое сено, чем другие домашние животные. Лошадей при разведении держат в диком, полудиком или домашнем состоянии. В первом случае, например в России, табуны целый год остаются в степи и предоставлены самим себе. Рождающиеся там лошади очень выносливы, сильны и неприхотливы, но никогда не достигают такой красоты, как рожденные и воспитанные под присмотром человека. В полудиком состоянии табуны лошадей бродят от весны до осени по лесам или обширным пастбищам, а зимой их держат на конюшнях и ухаживают за ними. Наконец, высшую степень заботливости человека о лошади мы видим на конных заводах, где разведение ведется под строжайшим присмотром.
Система Orphus
Копирование информации с сайта запрещено
Доска объявлений по недвижимости - объявления. Доска объявлений.