Животный мир
Выберите букву:
а
б
в
г
д
е
ж
з
и
к
л
м
н
о
п
р
с
т
у
ф
х
ц
ч
ш
щ
э
я
На главную О проекте Контакты Партнеры
Если вы обнаружили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter!

Лев

Лев (Panthera leo) легко отличим от всех остальных кошек. Главнейшие признаки заключаются в крепком сложении сильного туловища, покрытого короткой, гладко стелющейся одноцветной шерстью, в широкой морде со сравнительно небольшими глазами, в царской мантии, которою окружены плечи самцов, и в пучке волос, украшающем конец хвоста. Туловище льва короче, чем у других кошек, живот подтянут, и все тело поэтому кажется очень мощным, но не неуклюжим. На конце хвоста имеется спрятанный в пучке волос роговой коготь, на который обратил внимание уже Аристотель. Глаза имеют круглый зрачок, усы расположены в 6–8 рядов. Грива льва, более всего отличающая самца от самки, придает ему гордый и царственный вид. Варварийский лев, как и другие львы, отличается сильным, плотным туловищем, передняя часть тела сильнее задней, благодаря широкой груди и подтянутому животу. Массивная, почти четырехугольная, голова оканчивается широкой и тупой мордой; уши закруглены, глаза средней величины, но живые и полные огня; конечности приземисты и необычайно крепки, лапы больше, чем у всех других кошек, как абсолютно, так, быть может, и относительно; длинный хвост оканчивается коротким когтем, прикрытым пушистой кистью. Гладкая, короткая шерсть яркого красно-желтого или бледно-бурого цвета покрывает «лицо», спину, бока, ноги и хвост; там и сям попадаются волосы с черными концами или совершенно черные. Голова и шея покрыты густой и могучей гривой, которая состоит из длинных, прямых волос, спускающихся космами и доходящих спереди до пасти, а сзади почти до половины спины и боков. Живот также во всю длину покрыт густорастущими прямыми волосами; даже на локтях и на передней стороне бедер растут пучки волос. В гриве, имеющей в основном бледно-чалый цвет на голове и шее, замечается множество черно-бурых волос, которые особенно изобильно встречаются по сторонам затылка; черно-бурые волосы, смешанные с бледно-желтыми, находятся также на животе, локтях, бедрах и кисти хвоста. Все это описание относится к взрослому самцу, высота которого с загривком достигает 80–100 см при 1.6–1.9 м длины туловища и 75–90 см длины хвоста. Таким образом, общая длина животного от носа до конца хвоста составляет около 2.4–2,8 метров. Длина новорожденных львов – около 33 см, но у них нет ни грины, ни кисти на хвосте. Львята покрыты волнистыми сероватыми волосами; на голове, ногах, боках, спине и на хвосте имеются черные пятна и полосы, напоминающие окраску леопарда. Уже в первые годы этот леопардовый узор бледнеет; впрочем, у самок следы его сохраняются еще в течение нескольких лет, особенно на ногах и нижней части туловища; признаки возмужалости появляются на третьем году. Львица всегда более или менее походит на молодое животное, от самца она отличается отсутствием гривы; волосы на передней части тела такой же длины, как и на задней (иногда лишь несколько длиннее). Варварийский лев встречается исключительно в странах, прилегающих к горам Атлас. Сенегальский лев отличается от варварийского хорошо развитой на передней части тела гривой, которая почти совсем отсутствует на нижней части тела. Капский лев и. по-видимому, абиссинский поражают своей значительной величиной и имеют черную гриву. Селус встречал южноафриканских львов длиной до 305 см; взвешенный им сильный, но худой самец имел 170,5 кг веса. Персидский лев с гривой, смешанной из бурых и черных волос, встречается от Персии до Индии; мы еще мало знаем о нем, практически не охотится, так что не можем сказать с уверенностью, с кем у него больше сходства: с сенегальским львом или же с иногда безгривым сородичем из Гуджарата в Индии. Область распространения сенегальского льва и часто причисляемого к нему, не без основания, капского льва охватывает почти всю Центральную и Южную Африку, от западного до восточного побережья, приблизительно от 20 градуса северной широты до Капской провинции; впрочем, в экваториальных областях Западной Африки, приблизительно от реки Конго до реки Нигер, его пока не наблюдали. В бассейне Нила он не заходит севернее 17 градуса северной широты. На Голубом и Белом Ниле и в лесных местностях Абиссинии сенегальский лев – обыкновенное, а во многих степных районах Центральной. Средней и Южной Африки – частое явление. Одно время полагали, что известный уже древним гуджаратский лев (жители Гуджарата называют его «унтия-бах», или «верблюжий тигр») меньше своих сородичей и лишен гривы. Однако это утверждение не подтвердилось. Весь он, кроме темного пучка на хвосте, скрывающего маленький роговой коготь, и ушей, отличающихся у наружного основания более или менее черным оттенком, окрашен в бледный красно-желтый или желто-бурый цвет. Волосы гривы у взрослого самца нередко имеют темные концы. По Блэнфорду, общая длина самца достигает 269 см, самки – 243 см, без пучка на хвосте. Самец длиной в 268 см имел в загривке значительную высоту – 106 см. Несколько десятилетий тому назад лев был распространен от бассейна реки Инд через Центральную Индию до бассейна реки Ганг. Теперь это животное почти совсем истреблено и встречается изредка в наиболее отдаленных и недоступных местностях Раджпутаны. Если его не отделять от других львов, то и на западе нельзя определить границу его распространения: он попадается в прибрежных областях Белуджистана, а также, более часто, в Южной Персии и на Месопотамской низменности. Тысячелетия прошли с тех времен, когда для борьбы на арене можно было собрать 600 львов. С тех пор царь зверей все далее и далее отступал от местностей, освоенных властелином земли. Геродот рассказывает, что во время одного из походов Ксеркса в Македонию ночью на нагруженных поклажей верблюдов, к удивлению воинов, напали львы. Раньше никто не подозревал присутствия здесь хищников. Аристотель считал реки Ресс и Ахелой границей обитания львов в Европе и утверждал, что в Европе львы нигде, кроме Греции, не встречаются. Нельзя установить, когда именно были они истреблены в нашей части света, но, вероятно, с тех пор прошло более тысячелетия. О том, что в древности в Сирии и Палестине жили львы, мы знаем из Библии, но о времени их истребления в Святой Земле у нас нет сведений. Во всяком случае, было время, когда львы были повсеместно распространены от мыса Доброй Надежды через всю Африку и Южную Азию до Индии. Лев предпочитает открытые местности: травянистые луга с перелесками из кустарников, скудные степи с колючими кустами и пустынные местности. В Судане он охотно выбирает для своего логовища плоское углубление в каком-нибудь защищенном месте, а в Южной Африке прячется в кустарниках; он любит также высокие камыши, опоясывающие русла временно текущих рек. Во время странствований он остается лежать там, где застанет его утро. В общем привычки льва сходны с привычками других кошек, но во многом он значительно отличается от них. Он ленивее других видов этого семейства, и особенно не любит больших переходов: напротив, он старается устроиться как можно надежнее и удобнее. По известиям Селуса, южноафриканский лев предпочитает насыщаться дичью, убитой охотником, чем самому умерщвлять ее. Жизнь ведет ночную. Днем его редко встретишь, только случайно в лесу, да и то разве тогда, когда его систематически преследуют с собаками и выгоняют из логовища. В Южной Африке после рева от львов не ждут нападения, так как они имеют привычку возвышать свой могучий голос лишь тогда, когда насытились или же когда их спугнули. С заходом солнца кочевник загоняет свои стада в безопасную серибу (так называется ограда из густосплетенных колючих ветвей мимозы высотой до 3 м и толщиной около 1 м). Это самая надежная защита для скота, которую он в состоянии устроить. Стая сторожевых собак охраняет серибу. Становится все тише и спокойнее; шум умолкает: над станом опускается ночь. Жены и дети владельца стада улеглись спать в одной из палаток. Мужья исполнили последние обязанности и также направляются к ночлегу. Вдруг – точно земля начинает дрожать: это неподалеку заревел лев. Теперь он оправдывает свое арабское название «эссед», то есть «возбуждающий тревогу», так как в серибу обнаруживаются сильнейшее смятение и величайшая тревога. Овцы как безумные бросаются к терновому плетню, козы громко блеют, коровы со стоном ужаса собираются в беспорядочную кучу, верблюд старается разорвать свою привязь, чтобы убежать, а храбрые собаки, побеждавшие леопардов и гиен, громко и жалобно завывают и с визгом ищут защиты у своих хозяев. Мощным скачком перепрыгивает могучий хищник терновую стену, чтобы избрать себе жертву. От удара его страшных лап падает молодой бык; сильные зубы ломают шейные позвонки не могущего сопротивляться животного. Глухо рыча, лежит хищник на своей добыче, глаза ярко сверкают торжеством победы; хвостом он с силой хлещет воздух. На мгновение лев освобождает умирающее животное и снова схватывает его своими все разламывающими зубами, пока оно не перестает шевелиться. Теперь ему надо возвращаться назад через изгородь, а покидать свою жертву он не хочет. Чтобы с добычей в пасти совершить обратный прыжок, необходима вся его страшная сила. Но это ему удается: я видел серибу высотой в рост человека, через которую перепрыгнул лев с двухлетним волом в пасти; я заметил пролом, произведенный тяжелой ношей на вершине забора, а на другой стороне видел углубление, оставленное в песке падением вола, прежде чем лев потащил его дальше. Надо, впрочем, заметить, что рогатый скот в тех странах не так тяжел, как у нас. Часто с полной отчетливостью можно видеть на песке борозду от протащенного животного до того места, на котором оно было растерзано. Рев – отличительная черта льва, можно сказать, выражение его силы: это рычание – единственное в своем роде, силой звука оно превосходит голоса всех других существ, за исключением, по словам Пехуеля-Леше, разве что самца гиппопотама. Североафриканский лев, если это возможно, поселяется близ деревни, на которую и направляет свои набеги. Он пренеприятный сосед, и прогнать его не так-то легко, тем более что при своих нападениях он обнаруживает значительную хитрость. «Когда лев по старости уже не может охотиться за дичью. – рассказывает Ливингстон, – то он вторгается в деревню за козами, и, если по дороге ему попадаются женщина или ребенок, они также становятся его добычей. Львы, которые нападают на людей, всегда стары, и, если какой-нибудь из этих опасных хищников уже один раз пробрался в деревню и утащил козу, местные жители говорят: «Зубы его притупились; вскоре он умертвит и человека»«. Я также думаю, что в деревни заходят только старые, опытные львы, но, по моему мнению, зубы их бывают совсем исправны. Довольно часто человек делается единственной добычей льва, а если последний хоть раз победил в себе присущий ему страх перед людским поселением и по опыту знает, как легко именно здесь найти добычу, то он становится все более дерзким и смелым; тогда он поселяется как можно ближе к деревне и отсюда совершает свои набеги до тех пор, пока человек это терпит. По достоверным сообщениям, некоторые львы становятся настолько смелы, что показываются у деревни днем; порой их не сдерживают и сторожевые огни. Совсем иначе, чем с домашними животными, поступает лев при нападении на диких зверей. Он знает, что они чуют его на значительно большем расстоянии и достаточно быстроноги, чтоб убежать. Поэтому он подстерегает их или чрезвычайно осторожно подкрадывается к ним в сообществе с другими львами, против ветра, и притом не только в ночное время, но и при солнечном свете. Но все же такие дневные охоты составляют исключение из общего правила. Обычно лев дожидается по крайней мере сумерек, прежде чем приняться за охоту. Львы отыскивают степные водопои, к которым животные пустыни приходят утолять жажду. По Ливингстону, лев обычно хватает свою добычу за шею. иногда в пах, с которого охотнее всего начинает жрать. «Иногда встречаются остатки антилопы, которую он вполне выпотрошил». Селус подтверждает, что лев прежде всего разрывает задние части туловища своей жертвы и начинает поедать ее с внутренностей и благородных органов; он наблюдал также, что иногда лев складывает эти части в кучу и покрывает ее землей, без сомнения, для того, чтобы сохранить мясо до следующей ночи и скрыть его от грифов, которые, наверное, явятся днем. На человека лев нападает очень редко. В Судане, по крайней мере в некоторых местностях, часто встречаются львы, но почти неизвестны случаи, когда бы они съели человека. Там люди чаще становятся жертвами крокодилов и даже гиен, чем львов. В Южной Африке, напротив, известно довольно много случаев, когда львы, несмотря на сторожевые костры, пробирались за ограду загонов для похищения домашних животных и уносили даже людей, сидящих около огня. Вероятно, к этому их побуждает крайний голод. Впрочем, настоящими людоедами львы становятся редко, так как большинство южноафриканских аборигенов не из тех людей, которые долго станут терпеть нападения льва. Время, когда лев сближается с львицей, очень различно в разных местностях, потому что время рождения детенышей совпадает с весной. Во время течки за одной львицей часто следуют 10–12 львов, и между ними происходит много битв и ссор. Но как только львица избрала себе супруга, остальные удаляются, и пара живет в полном согласии. Хотя течка у львицы не имеет столь бурного характера, как у других крупных кошек, случка у львов повторяется много раз. Львица сластолюбивее самца. Это она подходит к суровому супругу с ласками и нежностями и как будто приглашает его; он спокойно лежит напротив, пристально устремив на нее глаза, и поднимается только тогда, когда она приближается к нему. Не обходится и без некоторого рычания и фырканья львицы; однако она не неистовствует так бешено, как другие крупные кошки, не раздает, подобно им, ударов лапой. Через 15–16 недель, или 100–108 дней, после случки львица рожает 1–6. но чаще 2–3 детенышей. Они появляются на свет с открытыми глазами и по величине похожи на полувзрослую кошку. Для родов мать подыскивает место в чаще, как можно ближе к водопою, чтобы не ходить далеко за добычей. Лев помогает ей добывать пищу и, в случае надобности, защищает ее и детенышей. Львица обычно проявляет к детенышам большую нежность, и трудно представить себе более привлекательное зрелище, чем львицу со львятами. В первое время молодые львята довольно беспомощны. Только на втором месяце своей жизни они научаются ходить, а свои детские игры начинают еще позже. Вначале они мяукают совсем как кошки, позже голос их становится сильнее и полнее. В играх они неповоротливы и неуклюжи; но со временем появляется и ловкость. Через шесть месяцев мать перестает кормить их молоком, но они еще раньше начинают сопровождать мать, а иногда и обоих родителей, в набегах, но только на незначительные расстояния. К концу первого года они достигают величины большой собаки. Вначале половое различие никак не проявляется, но скоро обнаруживается разница между самцом и самкой, выражающаяся в более крепких и мощных формах самца. К третьему году у самца начинает пробиваться грива: но только на шестом или седьмом году оба пола достигают полного развития и окончательной окраски. Такое медленное взросление определяет возраст, до которого они доживают. Известны случаи, когда даже в неволе львы жили 70 лет, хотя при самом хорошем уходе они там довольно скоро дряхлеют и теряют значительную часть своей красоты. Как уже было замечено, при хорошем питании лев выдерживает неволю много лет. Он нуждается ежедневно в 4 кг хорошего мяса. При таких условиях он чувствует себя хорошо и становится видным и упитанным. В горах Атлас на льва охотятся различными способами. Если он обтает по соседству со становищем бедуинов и его присутствие делается слишком тягостным, то все мужчины, способные носить оружие, окружают кустарники, в которых скрывается их враг, и пытаются криками и выстрелами выгнать его оттуда. Когда он наконец показывается, в него направляют такую массу пуль, что леи обычно мгновенно падает, сраженный наповал, хотя иногда и успевает изувечить или умертвить нескольких своих преследователей. Кроме того, арабы ловят львов в ямах глубиной И) м и шириной 5 м. В Библии львы упоминаются часто, и евреи давали им мною разных названии. Греки и римляне очень обстоятельно рассказывают о царственном животном и сообщают при этом масс) сказок. Первую борьбу львов устроил эдил Сцевола, вторую – диктатор Сулла, у которого было уже 100 львов, Помпеи же ы-ставил сражаться 600. а Юлий Цезарь – не менее 400 львов. Ловля их была тяжелым делом и производилась большей частью с помощью ям. При Клавдии пастух случайно нашел легкий способ поимки льва: он накинул на голову зверя свою одежду, и лев был так озадачен, что спокойно позволил поймать себя. Позже способ этот часто применялся в цирке. Марк Антоний после Фарсальской битвы ехал по юроду с одной актрисой в колеснице, запряженной львами, Ганог, известный карфагенянин, первый стал собственноручно управлять колесницей, в которую были запряжены прирученные львы. Однако из-за этого его изгнали из отечества (подумали, что человек, властвующий над львами, наверное, захочет властвовать и над людьми). Император Адриан приказал в один день убить в цирке 100 львов, а при Марке Аврелии 100 львов было убито стрелами. В результате численность львов так уменьшилась, что отдельным лицам было запрещено на них охотиться, дабы сохранить их в достаточном количестве для игрищ, но настоящее истребление львов началось позднее, с изобретением огнестрельного оружия.
Система Orphus
Копирование информации с сайта запрещено
продажа lg sv280 отзывы